Умный поиск



«Близится что-то громадное и неизвестное…»: Дмитрий Борисович Кедрин

Д.Б. КедринКЕДРИН ДМИТРИЙ БОРИСОВИЧ
4 (17) февраля 1907 г. – 18 сентября 1945 г.
советский поэт, переводчик

 

В 2017 году исполняется 110 лет со дня рождения Дмитрия Кедрина - поэта, пережившего как  радости семейного счастья и тихие часы творчества, когда он мог сказать «Кажется, сегодня я написал своё лучшее стихотворение», так и равнодушие людей, и войну.

Он предвидел, что «близится что-то громадное и неизвестное…», и предвидение его не подвело.

В рамках проекта «несколько фактов о…» представляем некоторые отрывки из воспоминаний дочери поэта Светланы Кедриной.

ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ

«Они [родители] вспомнили все наши комнаты, которые мы занимали в Черкизове, и даже конюшню на Главной улице, куда мы вынуждены были перебраться, когда мама ушла с фабрики “Экспортнабивткань” и должна была немедленно вместе с семьёй освободить фабричную площадь. Эту конюшню я не помню, мне тогда было два или три года, а мама рассказывала мне, что в этой конюшне было только одно маленькое окошечко и не было электрического света. Папа, чтобы поработать, выходил в сад и сидел на низкой скамеечке у входа в наше жилище, где вместо дверей были большие, окованные железом ворота. А вечером он работал при коптилке или при свечке».

«Я хорошо помню нашу маленькую комнату в подмосковном посёлке Черкизове, папин письменный стол возле окна, на столе всегда безукоризненный порядок: слева – стопка бумаги, несколько книг, нужных для работы, справа – портрет Бунина в самодельной пергаментной рамке, посередине – чернильный прибор с двумя чернильницами, с ручкой в виде гусиного пера, доставшейся папе ещё от матери».

ЗАРАБОТКИ

«А ещё я помню, как часто отец привозил из Москвы полные сумки рукописей, на которые должен был написать рецензии. Мама люто ненавидела эти рукописи, написанные от руки, порой таким неразборчивым почерком или так мелко, что отцу приходилось прибегать к помощи лупы. Иногда мама, воспользовавшись моментом, прятала часть рукописей, чтобы отец немного поработал над своими стихами. Он, видя, что рукописей стало меньше, с облегчением вздыхал и говорил: “Ну, теперь я с полным правом могу взяться за своё”. Когда мама уговаривала отца бросить это пустое занятие, он отвечал: “Как же, Милочка, я могу не работать, если нужно кормить вас?” Ещё отец вёл семинар для начинающих поэтов и участвовал в создании альманаха при издательстве “Молодая гвардия”. Работал он очень много, упорно, в работе был неутомим».

ТВОРЧЕСТВО

«Просыпаясь утром, я всегда видела склонённую над столом фигуру отца – он работал. Иногда он говорил маме: “Кажется, сегодня я написал своё лучшее стихотворение”».

«Долгих девять лет отец ждал выхода в свет своей единственной книги “Свидетели”, куда вошло всего семнадцать стихотворений, хотя к этому времени им были созданы все самые крупные и значительные произведения».

«… Над этажеркой висела картина Васнецова “Алёнушка”. Может быть, глядя на неё, он написал:
Стойбище осеннего тумана,
Вотчина ночного соловья,
Тихая царевна Несмеяна –
Родина неяркая моя! <…>

Все его стихи, посвящённые родине и природе, рождены в Черкизове. Именно здесь он впервые увидел и высокое северное небо, и извилистую реку, заросшую ивами, и церковь, и скромный погост».

МЕЧТЫ

«Отец мечтал о трёх вещах: пишущей машинке, часах и велосипеде, но ни одну из этих вещей он так и не смог себе купить».

КНИГИ, ДНЕВНИКИ И ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА

«Рядом с папиным столом стояла этажерка – старинная, с двумя застеклёнными полками и с несколькими незастеклёнными, где хранились любимые книги: Пушкин, Некрасов, Блок, Гумилёв, Ходасевич, Ахматова, “История искусств”, Энциклопедия Граната, “Жизнь животных” Брема, “Птицы СССР”, Библия, исчерканная отцом, который собирался писать книгу о Христе.

Порой любимая книга становилась для отца своего рода дневником, где время от времени, порой с перерывом в три-четыре года, он делал записи. Таким дневником был для него сборник стихов Владислава Ходасевича “Путём зерна”. Отец записывал в книге полюбившиеся поэтические строки, делал пометы, писал что-то своё. <…>

В этой книге множество записей, но я приведу ещё только три. На 43-й странице, без даты, такая запись: “Книжка эта прошла со мною всю мою недолгую и такую мучительную жизнь. Близится что-то громадное и неизвестное. Успею ли я сделать ещё запись?”, “27 ноября 1941 года. «Ибо уже при дверях»”. И последняя запись отца: “Уже второй месяц идёт война с Германией. «Горе нам, что по воле божьей в страшный час сей мир посетили». 4 августа 1941 года”».

22 ИЮНЯ 1941 ГОДА

«Своего “Рембрандта” [новую пьесу] отец относит в журнал “Октябрь” Илье Сельвинскому, и тот в двух номерах печатает пьесу. Отца находит актёр и режиссёр Михаил Набоков, говорит, что пьеса ему понравилась, что он хочет поставить её в Малом театре. Набоков назначает папе свидание – на воскресенье, 22 июня 1941 года. <…>

Утром мы с мамой отправляемся на станцию, мама покупает себе давно приглянувшуюся батистовую кофточку, благо ещё остались деньги от папиного гонорара за книгу “Свидетели”. Когда мы выходим из магазина, то видим папу, до неузнаваемости изменившегося за какие-то полчаса. “Что с тобой, Митечка?” - бросается к нему мама.- “Война, Миля, с фашистской Германией”, - тихо говорит отец, и я вижу, что губы у него дрожат.

Мы быстро идём домой. У поселкового Совета под чёрной тарелкой репродуктора стоит молчаливая толпа, слушает сообщение Совинформбюро. Многие женщины плачут. А кое-кто уже бежит с сумками в сельпо, уже тащит домой продукты. Мои родители так потрясены, что о продуктах и не вспоминают, а когда спохватываются, полки в магазине пусты. С первых же дней войны мы начинаем голодать, а когда вводятся карточки, отцу дают иждивенческую, как нигде не работающему. И только впоследствии в Союзе писателей отцу, как и всем писателям, дают рабочую карточку и прикрепляют к столовой…»

Другие воспоминания вы можете прочитать в статье: Кедрина, С.Д. Слово об отце / Светлана Кедрина // Кедрин, Д.Б. Соловьиный манок : Стихотворения, поэмы / Дмитрий Кедрин.- Москва, 1990.- С. 5-43).

КНИЖНАЯ ПОЛКА

Д. Кедрин. Соловьиный манокКедрин, Д.Б. Соловьиный манок : Стихотворения, поэмы / Дмитрий Кедрин.- Москва : Книга, 1990.- 381, [3] с. : цв. ил., портр.
 

 

ЧТО ПРОЧИТАТЬ

Кедрин Д. Задача
Кедрин Б. Мороз на стёклах
Кедрин Д. «Ты говоришь, что наш огонь погас…»
Кедрин Д. Алёнушка

УЗНАТЬ БОЛЬШЕ

Ответить на вопросы викторины "Как, поэт, ты стих свой назовёшь?" (12+)

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поделиться

 

Метрика